Владимир Далецкий предлагает Вам запомнить сайт «Важней всего погода в доме...»
Вы хотите запомнить сайт «Важней всего погода в доме...»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Мой дом - моя крепость

Запомнить
Читать

Лидеры

817 пользователям нравится сайт prikol2.mirtesen.ru

Отправить заявку










Сказка ложь, но в ней намек...

развернуть

 

Сказка ложь, но в ней намек...

Она была, безусловно, красива. А ее улыбка сияла, как солнышко - на нее невозможно было не засмотреться.

Вот и он, натуральный Квазимодо, не мог отвести взгляда. Как завороженный он следовал за ней повсюду. И однажды, когда усталая Красавица присела отдохнуть, он услужливо подбежал к ней с чашей воды. Красавица не отвергла его услугу. С тех пор Квазимодо старался предугадать любое желание Красавицы. И часто ему это удавалось. В конце концов Красавица привыкла к этим услугам и приблизила к себе искателя своего общества. А через некоторое время она уже не смогла обходиться без услужливого лакея и сама не заметила, как вышла замуж за него.

И был бы счастливый брак, если бы не черная душа настоящего чудовища. В эту черную дыру стало затягивать понемногу красоту и молодость Красавицы. Наконец, на пустое, черное дно сосуда души Квазимодо упала последняя капля… И вот она лежит на смертном одре. Лицо ее, словно потрескавшаяся от засухи земля. Горло сводит от жажды. Над ней склонился Квазимодо. На лице его играет румянец, кожа, как у младенца, и весь он светится молодостью и здоровьем. Просто вся энергия Красавицы, теперь уже бывшей, впитана им без остатка. А в его пустом сосуде души переливается, как игристое вино на свету, радость жизни, прежде принадлежавшая Красавице.

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

Квазимодо смотрел на нее с сожалением, так как предлагать ей воду не собирался, ведь красавице нужна была не просто вода, а жизненная влага, которую из нее выудил Квазимодо. Отдать эту влагу, значит, самому остаться ни с чем. И тогда уже он окажется на смертном одре.

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

«Нет, нельзя, - раздумывал Квазимодо, и неожиданно для него в душе проснулась жалость. Ему самому было непонятно, откуда она взялась. Может быть, ее истоки в тех дивных годах, которые он прожил рядом с Красавицей. Она, может быть, и не любила его, но жалела. Но жизненная сила Красавицы постепенно перетекала к чудовищу. Да, чудовищу, которому обманным путем удалось завладеть даром бессмертия. Да, он жил вечно… за счет Красавиц, которых он соблазнял своей услужливостью. У каждой он забирал ее энергию, ее жизнь, сам молодел, а они превращались в древних старух и уходили в никуда. А он снова становился молодым и высматривал новую жертву. Как паук, он кружил вокруг нее и ткал свои страшные сети.  

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

- Нет, сказал он громко и испугался слабости, которая таилась в его голосе.

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

«Нет, - думал Квазимодо, - это минутная слабость. Она пройдет, и я встречу за свою бесконечную жизнь еще не одну такую красавицу.

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

И тогда в его душе проснулась советь. Квазимодо знал, что такое бывает, и всегда находил лекарство от этой, как он считал, страшной болезни. И это лекарство – эгоизм. Но теперь…

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

И тогда по его щеке побежала слеза. Он сожалел, что больше не сможет обнять свою Красавицу, прижать к груди и замереть от чувства бесценного счастья, что она подарила.

- Пить! – просила она, и эта мольба вырывалась из ее груди сухим шелестом.

- Пить, - просила она, и эта мольба была стоном.

И тогда слеза, казалось, каменного Квазимодо упала на ее потрескавшиеся от жара губы, и он ужаснулся – сделано непоправимое. Это не слеза – это жизненная энергия, которую он выпил без остатка у этой женщины. Это… Это значит, что они поменяются местами – он окажется на смертном одре, а Красавица снова приобретет молодость и красоту. Сердце у него сжалось от страха, и через мгновение он ощутил себя на смертном одре.

- Пить! – просил он, и эта мольба вырывалась из его груди сухим шелестом.

- Пить, - просил он, и эта мольба была стоном.

Сквозь полусомкнутые тяжелые веки он увидел Красавицу в дивном сиянии. Она была свежа, как майская роза. И это последнее, что он увидел на этом свете. Когда за ним пришел Черт, а за такими чудовищами приходит только он, Квазимодо даже вздохнул с облегченьем.

Черт смеялся, как говорится от души.

- Тупица, - выдавил этот страшный вестник потустороннего мира между приступами смеха, - ты стал жертвой собственной глупости. Эта Красавица промышляет тем, что высасывает жизненную энергию у таких, как ты.


Ключевые слова: Сказка о Красавице
Опубликовал Владимир Далецкий , 31.03.2016 в 19:56
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Поиск по блогу

Последние комментарии

Роман Рессер
bеst dm
твоя-заткнутся
bеst dm Особенности национального менталитета
Игорь ДЫМАРИ
Надежда Буйвол
А дальше?
Надежда Буйвол ВОТ ТАКОЙ АНЕКДОТ
Татьяна Игнашева
Про тещу-жесть....
Татьяна Игнашева Ну это анекдот!
Тамара
А сами то готовили?
Тамара Постный салат из кальмаров и оливок
настя глущенко
настя глущенко
Надежда Буйвол
Мдааа.. Иногда я сама не понимаю женщин. :)
Надежда Буйвол "Говорила, что любила…»
Татьяна Игнашева
Сбой в программе...
Татьяна Игнашева Старый холостяк